Бестселлер

В этом е-шопе действительно приемлемые цены на книги, видео, софт,…


Books.Ru



Машина с евреями

Петр Подгородецкий написал скандальную книгу о группе «Машина времени», о ее создании, о себе и коллегах. Досталось в этом произведении с ироничным названием «Машина с евреями» и Макаревичу.
- С чего вдруг вы решились взяться за перо? - спросили журналисты “КП” Петра.
- Издательство предложило мне написать книгу, я согласился. Это мой первый опыт. Я просто описываю события, как они происходили в действительности. Лишнего ничего нет.

- Вы нелестно отзываетесь о Макаревиче, не боитесь, что он обидится?
- А что мне бояться? Андрей интеллигентный человек… Сейчас мы с ним редко общаемся, где-то встречаемся, последний раз виделись в клубе, в бильярд играли. Мы в нормальных отношениях. Не могу сказать, что мы такие близкие друзья… но общаемся. А книга действительно откровенная. А иначе как? Иначе она не будет интересной.

- А писали-то сами? Не секрет, сегодня многие мемуаристы нанимают для этих целей «литературных негров»…
- Это все мое, но мне помогал один товарищ - бывший журналист. Все воспоминания он облек в читаемую форму. Ему привычнее, я бы с компьютером возился гораздо дольше..

Как выпивали артисты

…Кстати, самым стабильным потребителем алкоголя в «Машине» был и является Макаревич. Он пил всегда, практически каждый день и продолжает (насколько мне это известно) делать это с удовольствием и сегодня. …Александр Стефанович… в свое время рассказывал, как Макар оплакивал свою гитару… В 1986 году он приобрел Rickenbaker выпуска начала шестидесятых годов, очень похожий на гитары «Битлз». Во время летней поездки 1986 года в Сочи инструмент рухнул и разбился на две части… Гастроли было решено прервать. Ну а Макаревичу предложили выпить водки….

Понятное дело, через пару часов он рухнул, а его товарищи затеяли диспут… Все это время Макар ворочался в кресле, стонал и всячески мешал беседе. Тогда его взяли за руки и за ноги и потащили в спальню. Он стал извиваться и, не открывая глаз, кричать: «Не несите меня в вытрезвитель, я артист!» «Артист, артист, а чего нажрался-то?» - спросил Стефанович строгим тоном. В ответ Макар тяжело вздохнул и изрек: «Ну ладно, х.. с вами, несите!» Кстати, утром был очень удивлен, что находится не в вытрезвителе, а в своем отеле…

Второе место по алкоголизму занимал я. Третье - Валерка Ефремов… Долгое время четвертое место было за Евгением Маргулисом, который очень любил пить на халяву. Пил он поэтому много и очень разные напитки….

Саша Кутиков всегда стремился к тому, чтобы пить культурно… он пил только хорошие напитки, но не всегда это получалось. …В городе Альметьевске в начале девяностых годов мы были приглашены выступить на дне рождения местного авторитета… «Братки» подарили ему новенький 126-й «Мерседес» и концерт «Машины времени», которую тот очень любил… Ну а потом мы переместились вместе с гостями за стол. Через часок застолья, уже основательно нагрузившись, я тихонечко сбежал к себе в номер. А вот Кутиков этого не сделал…

…Когда нужно было отправляться в аэропорт, Саша сидел у своей кровати, сказать ничего не мог. Нами он был признан нетранспортабельным… Четверо «братков» перекатили артиста на простыню, взяли ее за углы и бодро потащили к автомобилю. Затем впихнули Сашу на заднее сиденье. Как он провел дорогу, лучше не рассказывать. В аэропорту его все на той же простыне занесли в самолет и усадили в кресло. Но на подлете к Москве он протрезвел настолько, что убоялся жены своей Екатерины и сказал: «Ребята, мне в таком виде домой нельзя, Катя убьет, если увидит. Увезите меня хоть куда-нибудь». Так что его отправили на дачу к Савинову, где он три дня отмокал, отстирывал одежду, приходил в себя, а мы все скрывались от Катиных звонков…

Жены Макара

…Когда я пришел в группу, Макаревич был уже женат. Женат он был не очень долго, но достаточно выгодно. За него вышла замуж красивая, хозяйственная и умная дочка политического обозревателя Центрального телевидения Игоря Фесуненко. Если бы не Игорь, думаю, «Машину» задушили бы сразу…

Ленка была самой умной и самой красивой из жен Макаревича. Видимо, поэтому она довольно быстро покинула его. У Макара… был приятель поляк Мартин. Он появился где-то в 78-м году и снял фильм о подпольном роке в СССР. Ленка была очарована младым ляхом и, разведясь с Андреем, вышла за него замуж… Но через недолгое время Мартин погиб в автокатастрофе в Польше.

Утеряв законную жену на пике популярности, Макар стал жертвой многочисленных претенденток на место супруги… Я не занимался подсчетами… любовных интриг Макаревича, но думаю, что за пять лет между его разводом и свадьбой в октябре 1986 года несколько сотен дам так или иначе прикоснулись к… «младшему брату» Макара.

…В 1986 году Андрей по-настоящему влюбился. Его предметом обожания стала бывшая жена Лешки Романова Алла. …Макаревич сделал официальное предложение, и Алла переселилась к нему… Довольно быстро у «молодых» появился мальчик Ванька, теперь уже взрослый парень, даже снимающийся в кино. Но Андрей с Аллой прожили вместе недолго. Сказалась разница темпераментов. Помните тот классический английский анекдот? «Приезжает по вызову в замок лорда семейный врач, ничего не спрашивая, быстро проходит в покои хозяйки, а затем, минут через сорок, возвращается в гостиную, где его ждет хозяин с графином черри. „Сэр Джон, что-то леди Джейн была сегодня необычно холодна со мною…” – Да вы знаете, Дэвид, она и при жизни не отличалась темпераментом…” В общем, время от времени разгоравшийся Макаревич, насколько я понял, натолкнулся на довольно прохладный прием, а уж с рождением сына ситуация еще более осложнилась. Макаревич оставил Алку с сыном в своей квартире на Ленинском, сам переселился на дачу в Валентиновку, а потом и вовсе развелся.

…Постоянно жила там года два подруга Галка… Главное ее достоинство было в том, что она не ревновала Макаревича к приезжавшим дамам, почему и продержалась так долго. Говорят, что уволил Макаревич ее по подозрению в том, что она съела батон копченой колбасы, которую на самом деле стащила овчарка Макара. Но, скорее всего, Галка ему просто надоела. Года два, наверное, у Макара не было постоянной подруги. А в 1991 году он влюбился по радио. Влюбился он в Ксению Стриж (она же Ксюша Волынская), которая вела в то время эфиры на «Радио «Европа плюс». …В результате Макар стал жить с Ксюшей…

Ссоры с музыкантами

Если кто-нибудь скажет вам, что все песни «Машины времени», авторство которых зарегистрировано за Макаревичем, это песни Макаревича, можете смело плюнуть этому человеку в глаза… Большинство стихов действительно принадлежат Макару, но музыка… - это коллективное произведение многих людей…

Все, кто когда-либо писал о «Машине времени», тактично обходили вопрос, почему весной 1979 года от Макаревича дружно ушли все музыканты (в первую очередь Евгений Маргулис и Сергей Кавагое)…

На самом деле группа распалась… из-за патологической любви Андрея Вадимовича Макаревича к денежным знакам… Кавагое рассказывал, что в конце семидесятых годов Макаревич решил заказать написание клавиров ко всем полутора сотням песен «Машины времени» и зарегистрировать их в Обществе по охране авторских прав. Но дело в том, что значительная часть музыки ему не принадлежала…

Всем было понятно, что за эти песни будут платить деньги, значит, за совместные произведения нужно было бы и платить всем. В этом смысле Кавагое и выразился, на что получил ответ, что «ресурсы распылять не надо» и что «главный автор», то есть Макаревич, будет делиться с «соавторами» Кавой и Маргулисом. Когда пошли первые гонорары, они стали оседать у Макаревича, причем контролировать их было невозможно… В общем, этот вопрос надломил отношения в группе, и в апреле 1979 года все было кончено…

Полный вариант книжки П. Подгородецкого “Машина с евреями” в формате eBook :

Машина с евреями




============================================================================

Следующую страничку я посвящаю моим друзьям медикам.
Кстати, угадайте с трех раз, кто автор этих слов, - ни за, что не догадаетесь, если конечно не читали раньше !

Пролет, улет, залет

– И чего они только не засовывают себе между ног!… – пожаловался Дручкин, нервно докуривая сигарету.

– А в какую невообразимую дрянь эти мужики пихают свои органы! – поддержал коллегу Зеленкин, щелчком посылая свой окурок в куст.

– Вот я книгу читал, – поделился воспоминаниями Дручкин. – Художественную. Антона Павловича Чехова. Названия не помню, но было там такое выражение, поразило оно меня: «Идиотизм сельской жизни».

– Тяжелый физический труд на свежем воздухе отвлекает, конечно, от умственной жизни, – возразил Зеленкин. – Я как схожу на футбол, потом три дня себя идиотом чувствую.

– Но тебе же не приходит в голову после футбольного матча, даже если твоя любимая команда проиграла, вводить свой половой член в стеклянную емкость с концентрированным раствором марганцовокислого калия!

– Ты имеешь в виду – от огорчения? Но мы же с тобой врачи, и знаем, что это недопустимо – ожог неминуем. Кроме того, как может утешить от огорчения член в банке с марганцовкой? Нет, меня после футбольного проигрыша может утешить только полноценное половое сношение. Причем женщина должна при этом болеть за другую команду.

– Какая тебе разница, за какую команду болеет женщина, которую ты имеешь? Лишь бы не болела гонореей! – удивился Дручкин, застегивая крахмальный белый халат и взглянув на часы.

– Я не даю ей дойти до оргазма и, таким образом, беру реванш, – пояснил его бессердечный товарищ.

Дручкин задумался и отступил на два шага.

– А ведь ты садист… – со страхом сказал он …

Из дверей высунулась санитарка:

– Вы извините, там очередь спрашивает – прием-то еще будет, доктора-то городские не ушли еще?

– У нас консилиум! – строго сказал Дручкин. – Скоро закончится. Пусть подождут!

– Дак я ничего, – стала оправдываться санитарка. – Это просто очередь интересуется. А и конешно, пусть подождут, не баре. У вас дело ученое. – И осторожно притворила двери.

Зеленкин вынул из кармана брюк под халатом плоский двухсотграммовый пузырек из-под микстуры и взболтнул, оценивая на глаз содержимое.

– А запить? – спросил Дручкин.

– Уже разведен.

Дручкин, в свою очередь, достал палочку гематогена и разломил пополам:

– На закуску.

– Ну – за диплом! Х-х-х-кхе!

– За хорошее распределение! Х-х-х-ффух! Спирт взбодрил двух юных эскулапов.

– А все-таки тянутся люди к просвещению, – умиротворенно проговорил Зеленкин, помаргивая повлажневшими глазами. – Вон сколько народу в клубе на лекции было.

– К половой жизни они тянутся, а не к просвещению. Тема-то какая – «Народные противозачаточные средства»! Вот народ, вот зачатия, а средств – хрен тебе. Презерватива днем с огнем не сыщешь. А ведь брошенных тракторных колес кругом валяется – без счета, зря резина пропадает. Есть у нас еще отдельные недостатки в легкой промышленности. Народ и хочет знать, как трахаться и не беременеть. Тракторное колесо, сами понимаете, на половой член не наденешь. То есть надеть-то можно, конечно, но с таким номером только в цирке выступать, а не член во влагалище ввести. Да хоть бы и не во влагалище. Хоть бы куда бы то ни было. Куда ты его введешь, если на нем тракторное колесо? Тут уж я не знаю, каким передовым механизатором надо быть, чтобы получить оргазм от надевания тракторного колеса на половой член! – разволновался Дручкин. По его лицу было видно, что он сильно переживает за людей, вынужденных вместо презервативов использовать тракторные колеса.

– Ты слишком критичен. А люди тянутся к науке. И вопросы какие интересные задавали! А помнишь ту здоровенную тетку, которая свой собственный рецепт противозачаточного средства рассказывала? Вот ведь народная смекалка! «Я, – говорит, – знаю еще одно средство: табуретка. Как, спрашиваете, при помощи табуретки не забеременеть против желания? А очень просто! Я сама, как видите, женщина высокая, выдающаяся, а муж у меня невысокий, низенький такой мужичонка. Но юркий! Маленькое дерево, сами знаете, в сук растет. Давай ему и давай! И утром давай, и в обед давай, и перед сном давай. Дак я беру и ставлю его на табуреточку. И он мне тогда в аккурат достает. Вот, значиц-ца, влезет он на табуреточку и меня анто, того, сношает. А я сама на него смотрю. Как он закряхтит – я уже готовлюсь. А как у него глазеночки-то начнут закатываться – я табуреточку логой-то – этьс! И все. И это он в меня не это. И так и отлично живем». Овацию аудитории баба сорвала! Я вечером, как пришли, сразу все записал. Это же готовая кандидатская диссертация!

– Кому диссертация, а кому головная боль, – сердито плюнул Дручкин. – У меня вот вчера только утром было. На лекции было им сказано: простой лимон может быть отличным противозачаточным средством. Но в каком смысле? Давите лимонный сок. Соком пропитываете ватку…

– Да откуда ж у них тут ватка, дурья твоя башка! – прервал друга Зеленкин. – Ты что – в Средней Азии? Тут хлопок-то не растет. Ты свою ватку в аптеке в городе часто видишь?

– Мне ватка не нужна, я не женщина.

– Тебе ватка нужна, ты врач!

– У меня она и есть.

– A y них и нет. Что им твоим лимонным соком пропитывать? Лимонад? А лимоны здесь откуда? В Китае тебе только лекции читать! Засунуть каждой китаянке во влагалище по лимону, и решить навсегда проблему перенаселения Китая! Езжай туда – станешь главным гинекологом страны. Жаль Мао год как не дожил до твоего гениального открытия, он бы тебя наградил!

– Ты недалек от истины. Но зря считаешь меня дураком. Я им и сказал: нет ватки – применяйте подручные средства. Тряпочку, ветошку, чистенько все, прокипятить. Или ниток нащипать из тряпочки – получится корпия. Корпию еще Наташа Ростова в двенадцатом году щипала!

– Щипать щипала, а во влагалище не вкладывала!

И Зеленкин ущипнул Дручкина весьма сильно за ляжку.

– Прими руки! Сношаться захочешь – будешь щипать! И вкладывать! И пропитывать лимонным соком! А лимоны бывают, я сам в сельмаге накануне видел, а то бы не говорил! Или за ними в город можно съездить, там часто бывают! Как чай с лимоном пить – так есть, а как во влагалище вложить – так сразу трудности снабжения, видите ли! Привыкли только жаловаться!

Дручкин обиженно махнул рукой и отвернулся.

Зеленкин вздохнул, снова посмотрел на часы, поднялся на крылечко и забарабанил в дощатую дверь:

– Сергевна! Сергевна! Ну где ты там спишь, когда доктор тебя требует?!

Санитарка явилась поспешно, елозя и шаркая распухшими ногами в стоптанных калошах:

– Чегой вам?

– Спирту принеси! – хирургическим голосом скомандовал Зеленкин, протягивая пузырек. – Нам необходимо руки продезинфицировать перед продолжением осмотра. Да смотри, денатурат не бери, лей чистый! И воды в стакане, пить хочется, устали мы за утро, народу много.

Протянув другу выпивку, он спросил примирительно:

– Ну ладно, так что там у тебя было на приеме с лимоном?

Дручкин выпил, крякнул и рассмеялся:

– Что-что… как у твоих китаянок. Является враскоряку здоровенная бабища и жалуется как-то неопределенно. И все на лекцию напирает – мол, ей последовала. Кладу я ее в кресло, а она басит: «Ну, вынимай теперь, охальник, прислали тут докторов на наши головы!…» Смотрю – a y нее там целиком лимон запихнут!

– Ха-ха-ха-ха! – закатился Зеленкин.

– Гы-гы-гы! – вторил Дручкин.

– Лимон!… в!… в!… в нее!…

– Гы-кх! Хе-хе!Ох-хх!… Именно. Я им что? Пропитать соком и шейку матки закрыть. А она что? Лимон – давай лимон! Я спрашиваю: милая, зачем же вы так поступили? А она: я женщина крупная, ну и, чтоб для надежности, решила целый лимон. Ну, чем больше – тем лучше, значит.

– Пусть тебе спасибо скажет. Выросло бы у нее лимонное деревце между ног. И плодоносило, на радость соседям. Кстати – это же готовая кандидатская!

– Тебе все – кандидатская. А мне – головная боль. Она говорит: стала доставать – а он не лезет. Склизкий, говорит, ты понял?

– Она бы еще туда ежа против шерсти запихала – был бы не склизкий.

– Ты смеешься, а лимон в самом деле не извлекается! Смотрю – а он весь раскурочен!… Вы что, спрашиваю, курей им кормили, что он такой расклеванный?

– Гениально! Курей – лимоном из влагалища! Это же готовая кандидатская.

– А она говорит: уж я спицей его, и крючком для вязания, и ложкой, и поварешкой…

– Поварешкой?!

– Ты бы ее видел! Хорошо, что она экскаватор не вызвала. А потом, говорит, муж стал его штопором доставать.

– Ну и что?

– Что. Сломал штопор.

– Об лимон? Или влагалище такое твердое?

– Нет, об дверь.

– Не понял. Он лимон из влагалища через дверь доставал?

– Нет. Он штопор об дверь кинул со злости, что лимон зря потратили.

– Так как ты его достал?

– Как-как. Так же, как аборты делают, тоже мне задача. Ты что, никогда аборт не делал?

– Себе?

– Ты больше не пей. И солнце тебе на голову печет.

– Нет, сбор лимонов в абортарии – это же новое слово в науке! Это готовая кандидатская. Кстати, а что ты сделал с лимоном?

– А чай ты вчера с чем пил? Перестань блевать, что больные подумают! Я пошутил.

– Ты так больше не шути, – попросил Зеленкин, отирая рот.

– Я его главврачу в чай положил. Теперь уже хохотали оба.

– А вообще здесь – золотое дно, – мечтательно вздохнул Зеленкин. – Я вчера еще десять рублей заработал, сегодня пьем.

– На чем? – ревниво поинтересовался коллега.

– А приходит милая такая девочка. Замуж выходит. А муж хочет только девственницу. А она через себя полдеревни пропустила. Рыдает! А делов-то. Обколол новокаином, иссек лоскутки, наложил одиннадцать швов. Через две недели будет девственнее девы Марии.

– Но… это же готовая кандидатская! – вскричал возбужденно теперь уже Дручкин.

– Совсем ты тундра. Эта, с позволения сказать, операция стоит в клинике на бульваре Профсоюзов семьдесят рублей. Просто не афишируется. Из этических сображений. Чтоб женихов не травмировать. А то б очередь была лет на триста.

– Почему же ты взял всего десять?

– У нее было вообще два. Еще восемь обещала сегодня вечером принести.

– А если обманет?

– Швы не сниму. Как он сунет свой жениховский член в эти нейлоновые колючки – гроб ей будет брачной постелью. Куда она денется. Узнает ее благоверный, как любить Мэрлин Монро сквозь колючую проволоку! Дручкин пригорюнился.

– Боже мой. Вот мы с тобой, два молодых талантливых врача. Что мы делаем в этой дыре? Зачем здесь гнием?

– Что за настроения? И почему гнием? Через неделю – конец практики! И – обратно в город, до окончания института осталось всего ничего, а там – у нас же готовые кандидатские! Материала-то сколько собрали! Выше нос, старик, весь мир принадлежит гинекологам!

– Когда я вижу женщину в кресле с разведенными ногами, я прежде всего хочу обладать ею!

– С возрастом это пройдет. Купи гинекологическое кресло, поставь в спальне, пять актов за ночь – и утром ты будешь смотреть на женщину, как токарь на станок.

В амбулатории раздался шум и гам, крики, что-то упало. Из двери показалась перепуганная санитарка:

– Давайте скорее! Там это! Мужика с фермы привезли!

– Ну, и чего ему на ферме не сиделось?

– Именно что не сиделось! Там новый аппарат для электродойки привезли.

– Ну, и пусть им это, именно – электродоят. Мы не дояры, мы врачи.

– Дак он и стал электродоить.

– Высоких ему надоев!

– Откуда же высоких?

– Коров кормить надо, Сергевна, а не врачей по пустякам беспокоить.

– Так не пустяки. Он уже синий и не дышит.

– Что?!

Они бросились в амбулаторию.

Мужичонка в задранном желто-сером халате лежал на носилках. Рядом стоял компактный ящик, сверкающий никелем и облепленный табличками на английском языке. От аппарата тянулись четыре шланга, заканчивающиеся резиновыми колпачками в форме коровьих сосков. Они ритмично пульсировали.

– Идиот! – простонал Зеленкин.

Один из колпачков был надет на член мужичка. Три остальные с хлюпаньем втягивали воздух. Сгрудившиеся вокруг люди внимательно смотрели.

– Электричество отключите! – закричал Дручкин.

– Отключили. Так он теперь на аккумуляторах работает, – тихо ответили из толпы.

– Так аккумулятор отключите!

– Так не отключается…

Зеленкин отчаянно дергал мужика за шланг. Мужик дергался следом и падал обратно: шланг не отдирался, колпачок присосался намертво.

– Скальпель! – заорал Зеленкин.

В толпе послышались испуганные возгласы.

– Доктор, может не надо сразу резать-то?…

– Скальпель!!!

Дручкин лихорадочно щелкал переключателями элетродоильника. Зеленкин пытался пилить скальпелем шланг, но прочная металлическая оплетка тупила хирургическую сталь.

– «До надоя в десять литров аппарат не прекращает работу ни при каких условиях», – перевел Дручкин надпись на красной табличке в центре ящика.

Толпа охнула.

– Кранты Егорову…

– Кувалду!!! – орал Зеленкин. – Бегом!!!

Молитвенно произнеся сакраментальную формулу «… твою мать», он грохнул тяжким молотом по аппарату. Брызнул пластик, полетели никелевые детальки, шланги бессильно опали. Универсальный способ решения всех проблем сработал и на этот раз.

– Шприц! Адреналин! – суетился Дручкин.

Через полчаса Зеленкин спросил ожившего мужика:

– Дядя, зачем ты это сделал? Жить надоело?

– Ну… это… говорили, что корове это приятно, я и подумал, – винился мужик.

– Гм. Готовая кандидатская, – задумчиво сказал Дручкин.

1978 г.

Ну, что угадали, - нет! Это Михаил Веллер только 30 летней давности! Помните рассказы о скорой, легенды Невского проспекта? Не на пустом месте они взошли. Каков шалун был и замечательный писатель, пока не ударился в политику и философию…
Не могу удержаться и выкладываю полный вариант процитированной книжки:

Zabitaja pogremushka

============================================================================

Русская заветная идиоматика

Несмотря на распространённость нецензурных выражений во всех слоях русского общества на всех этапах его истории, в России традиционно существовало табу на использование обсценной (непристойной) лексики в печатном виде. Отсюда, очевидно, и идёт название «нецензурная брань». Это табу несколько ослабло в последнее время в связи ослаблением госконтроля за печатной сферой, переменами в общественной морали после распада СССР, массовой публикацией литературных произведений и переизданию признанных русских классиков, писателей-диссидентов и нынешних постмодернистов.
Снятие запрета на освещение определенных тем и социальных групп привело к расширению рамок приемлемой лексики в письменной речи. Мат и жаргон вошли в моду, став одним из средств пиара.
Анатолий Баранов, один из исследователей современной нецензурной лексики, говорит по этому поводу: «Я выступаю за ограничение обсценной лексики, потому что если она будет использоваться слишком широко, она потеряет свою табуированность, и русский язык лишится важной особенности, которой нет в других языках мира. И я прекрасно понимаю тех людей, которые возмущены использованием обсценной лексики в СМИ. Мне даже представляется, что это нарушение прав человека — ведь кого-то это оскорбляет. Но нельзя запрещать её употребление тем, кто этого хочет. Идеальный вариант — это предупреждение, скажем, такое: „В этой книге используются такие-то слова“, чтобы предоставить читателю возможность выбора».
Так вот, мы предупреждаем, что в предлагаемой книге используются, как раз такие слова…
К достоинствам данной книги , на наш взгляд, следует отнести то, что она является случайным и простым сборником народного юмора: баек, анекдотов, частушек, сказок, пословиц, поговорок, прибауток, …
А наличие англо-русского словаря (russian obscene vocabulary) табуироанных выражений позволило мне, например, начать понимать , что говорят герои, того же Гая Ричи, без убого русского дубляжа.

Russ_obscene - смотреть или скачать?

Share and Enjoy:
  • Digg
  • Sphinn
  • del.icio.us
  • Facebook
  • Mixx
  • Google
  • BlogMemes
  • Reddit
  • Wikio
  • YahooMyWeb